08. Двухдневное празднование Рош ѓа-Шана в наше время

https://ph.yhb.org.il/ru/15-03-08/

Согласно закону Ѓалахи, если Бейт дин не может освятить месяц на основании свидетельства, то месяц освящается согласно расчетам еврейского календаря. Примерно через триста лет после разрушения Второго Храма (в 4119 г. от Сотворения мира или в 359 г. н.э.) Ѓилель Второй, председатель Бейт дина, пришел к выводу, что дальнейшее существование Бейт дина невозможно, а значит, больше нет возможности освящать месяцы на основании свидетельства. Вместе с мудрецами, входившими в состав Бейт дина, он рассчитал постоянный еврейский календарь и освятил на его основе все месяцы наперед, вплоть до того времени, как Бейт дин возобновит свое существование (см. Рамбам, Законы освящения месяцев, 5, 2; «Жемчужины Ѓалахи», Малые праздники и памятные дни, гл. 1, п. 3, прим. 6).

Казалось бы, с тех пор уже не нужно праздновать Рош ѓа-Шана два дня, ведь можно заранее узнать по календарю, на какой именно день приходится новомесячье тишрея, которое и есть Рош ѓа-Шана. Однако подобно тому, как мудрецы постановили, что за пределами Земли Израиля все праздники следует по-прежнему отмечать два дня, так существует и постановление, что в Земле Израиля Рош ѓа-Шана нужно продолжать праздновать два дня, согласно установленному обычаю. В связи с этим можно сказать: то, что во времена, когда месяцы освящались на основании свидетельства, Рош ѓа-Шана праздновали два дня, указывает, что так и следует поступать[5].

Как везде в Торе, и в данном случае ѓалахический аспект соответствует духовному. В книге Зоѓар (ч. 3, 231, 1) говорится, что мудрецы добавили к Рош ѓа-Шана еще один день, чтобы смягчить строгий суд и приумножить милость. Если бы Рош ѓа-Шана состоял только из одного дня, то суд был бы так строг, что мир мог быть уничтожен.

Кроме того, следует объяснить: за пределами Земли Израиля праздники нужно отмечать в течение двух дней потому, что там труднее раскрыть заложенную в них святость, тогда как в Святой земле святость праздников раскрывается с гораздо большей силой, и для этого достаточно одного дня. Здесь можно привести сравнение с фонарем: когда он светит на близком расстоянии, его свет более ярок и сосредоточен на маленьком пространстве; а если он светит далеко, то его свет слабеет и рассеивается на большом пространстве. Что же касается Рош ѓа-Шана, то поскольку этот праздник скрывает в себе величайшие тайны, для того чтобы раскрыть заложенную в нем святость, необходимы два дня.

Можно сказать, что молитвы первого дня Рош ѓа-Шана связаны в основном с вопросами, касающимися всего народа Израиля в целом. В этот день мы просим Всевышнего, чтобы в наступающем году Его царство раскрылось и осенило Израиль и Сион, обитель Славы Его, «и скажет всякий, кто дышит: Господь, Бог Израиля, есть Царь, и царство Его властно надо всем», и благодаря этому весь мир удостоится благословенной и мирной жизни. А во второй день мудрецы прибавили к молитве просьбы о том, чтобы эти высокие идеалы проявились и в нашей частной жизни, и чтобы каждый из нас участвовал в раскрытии в мире Славы Всевышнего и ради этого удостоился Божественного благословения[6].


[5]. Тем не менее, некоторые крупнейшие ранние законоучители (рабейну Эфраим и рабейну Зрахья ѓа-Леви) считали, что в Земле Израиля Рош ѓа-Шана следует праздновать только один день, поскольку там, где располагался Бейт дин, люди знали, когда был освящен месяц тишрей и, соответственно, на какой день выпадает этот праздник. И поскольку Бейт дин может располагаться в любом месте Земли Израиля, в ней нужно праздновать Рош ѓа-Шана только один день.

Однако на практике, по мнению подавляющего большинства ранних законоучителей, в Земле Израиля Рош ѓа-Шана тоже следует праздновать в течение двух дней, поскольку так было в период, когда месяцы освящались на основании свидетельства.

Даже в Иерусалиме, где заседал Бейт дин, если свидетели не приходили в первый день, Рош ѓа-Шана праздновали два дня. И хотя свидетели почти всегда приходили в Бейт дин тридцатого элула, тем не менее, поскольку, согласно закону Торы, иногда Рош ѓа-Шана нужно было праздновать два дня, если свидетели приходили в первый день уже после молитвы минха (см. трактаты Рош ѓа-Шана, 30б, и Бейца, 4б, как объясняется в следующем пункте), – поэтому даже в Иерусалиме Рош ѓа-Шана нужно праздновать два дня (см. Рамбам, Законы освящения месяца, 5, 8; комментарий Роша к трактату Бейца, 1, 4). Кроме того, мудрецы не хотели делать различия между законом, действующим в Иерусалиме, и законом, действующим во всей остальной Земле Израиля, поэтому они постановили, что Рош ѓа-Шана нужно везде праздновать два дня, – подобно тому, как, согласно постановлению мудрецов (в трактате Рош ѓа-Шана, 21а), везде за пределами Земли Израиля все праздники нужно отмечать два дня, хотя в некоторые места вне Земли Израиля посланники Бейт дина успевали добраться до Шмини ацерет и седьмого дня Песаха (см. Рамбан, Мильхамот Ѓашем, 3, 1, Дапей ѓа-Риф; комментарий Рашба к трактату Бейца, 5б, со слова амар).

[6]. В книге Зоѓар (разд. Пинхас, 231, 2) объясняется, что первый день – это день строгого суда, а второй – день милосердного суда. Это очевидно, так как празднование первого дня – заповедь Торы, а второго – постановление мудрецов. А в Шаар ѓа-каванот (Друшей Рош ѓа-Шана, друш 2) сказано, что в первый день совершается исправление внутреннего аспекта Зеир анпин, а во второй день – исправление его внешнего аспекта. В других источниках говорится, что первый день – это день строгого суда, связанного с Божественным служением, а второй – день милосердного суда, связанного с делами этого мира (и см. «Расширенные объяснения»).

Запись опубликована в рубрике Глава 03 - Рош ѓа-Шана. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *