07. Радость праздника – в ее духовном и физическом проявлении

Шавуоту свойственна особая радость. Поэтому даже рабби Элиэзер, который считает, что праведным людям следует посвящать праздничные дни изучению Торы, а есть в эти дни нужно столько, сколько необходимо, чтобы не считалось, что человек постится, но не более того (см. выше, гл. 1, п. 6), – даже он признает, что в Шавуот необходимо устроить торжественную трапезу, так как «в этот день была дарована Тора» (см. Вавилонский Талмуд, трактат Псахим, 68б). Ведь поскольку Тора призвана исправить как материальный, так и духовный миры, радость этого дня должна распространиться и в материальном мире, выражаясь в яствах и напитках. Такое исправление будет полным, так как оно затронет и душу, и тело, и благодаря этому станет ясно, что в мире нет ничего, что существовало бы отдельно от Всевышнего Благословенного. Тело и телесные ощущения скрывают в себе глубокий внутренний смысл, который раскрывается только тогда, когда тело действует в согласии с душой. Поэтому полное приникновение к Всевышнему обязательно должно затрагивать и душу, и тело. Так будет после воскрешения мертвых: душа возвратится в тело, чтобы Божественность раскрылась во всех аспектах бытия (см. Шней лухот ѓа-брит, трактат Шавуот, Нер мицва, 9; Тора ор, 19).

В Талмуде (трактат Псахим, там же) рассказывается, что один праведник постился в течение года каждый день до вечера, кроме Шавуота, Пурима и кануна Йом Кипура. А рав Йосеф ежегодно велел своим домочадцам приготовить на Шавуот мясо отборного теленка. Он объяснял, что удостоился своего высокого положения только благодаря Торе, поэтому в Шавуот он должен предаваться особой радости.

На основании всего этого мы приходим к выводу, что в Шавуот заповедь праздничной радости необходимо исполнять с особым усердием, поскольку Тора приносит исправление не только в духовный, но и в материальный мир. На это указывает закон о приношении в виде «двойных хлебов», испеченных из квасного теста. Как известно, квасное (хамец) намекает на гордыню и дурное начало в человеке (йецер ѓа-ра), а благодаря Торе дурное начало подвергается исправлению, поэтому в Шавуот в Храме совершают приношение, которое символизирует йецер ѓа-ра. В связи с этим говорят наши мудрецы (в Вавилонском Талмуде, трактат Кидушин, 30б), что Тора – эликсир жизни, так как она превращает любое зло во благо. Вот почему Святой, благословен Он, сказал народу Израиля: «Сыны Мои, создал Я дурное начало, но создал и приправу к нему – Тору. Когда вы изучаете Тору – ему вы неподвластны». Слово «приправа» намекает здесь на то, что Тора не отменяет дурное начало, а лишь придает ему «иной вкус», пока оно не превратится в доброе начало. И представляется, что обычай есть в Шавуот блюда из молока и меда, помимо обычных праздничных блюд, тоже предназначен для умножения праздничной радости в этот день. Молоко и мед происходят из нечистого источника[3], но в конце концов становятся чистыми и приобретают приятный вкус, и это намек на особое достоинство Торы, обращающей зло во благо (см. ниже, гл. 14).


[3]. Молоко образуется из крови, запрещенной в пищу согласно законам кашрута; мед производят пчелы, которые являются нечистыми и сами по себе запрещены в пищу (прим. пер.).

Параграфы в главе

Главы в книге