04. Общие правила наблюдения за кошерностью пасхальной пищи

В связи с законами кашрута на Песах возникает принципиальный вопрос: каков статус пищи, которая в течение всего года обычно не содержит хамец? Можно ли считать ее кошерной на Песах без всякого дополнительного наблюдения, или же следует опасаться, что в нее каким-то образом попал хамец, и поэтому ее запрещено есть в Песах без специального наблюдения?

Согласно подходу Шульхан арух, пока не возникнет реальное подозрение, что в пищу попал хамец или она впитала его вкус, так как ее варили в посуде, в которой в тот же день готовили хамец, нет необходимости опасаться, что эта пища содержит хамец.

Рама же пишет в отношении некоторых видов пищи, что, согласно ашкеназскому обычаю, изначально (лехатхила) в Песах нужно следовать более строгому толкованию закона и воздерживаться от них, если они не подверглись специальному наблюдению, призванному удостовериться, что они кошерны на Песах. Это объясняется тем, что в течение всего года хамец находится везде, и мы не следим за тем, чтобы он не попадал в пищу. Поэтому возникает опасение, что он мог случайно попасть в любой продукт и в любое блюдо; к тому же, мы можем невзначай воспользоваться посудой, впитавшей вкус квасного.

На практике, в наши дни все организации, выдающие сертификаты кошерности, склоняются к более строгому толкованию закона, соответствующему подходу Рама. Они не выдадут сертификат кошерности на Песах, если при изготовлении продукта производители не следили за тем, чтобы туда не попал хамец. Вполне возможно, что сегодня это необходимо даже согласно подходу Шульхан арух, потому что продукты, изготовленные промышленным способом, состоят из множества компонентов, и возникает опасение, что некоторые из этих компонентов не кошерны на Песах. Поэтому в Песах следует воздерживаться от продуктов питания, изготовленных на предприятии, не имеющем сертификата кошерности на Песах.

Тем не менее, в случаях, когда не возникает никакого сомнения, практические постановления согласно подходам Шульхан арух и Рама будут нередко отличаться друг от друга. И хотя практический закон в своей основе соответствует мнению Шульхан арух, в наши дни существует тенденция придерживаться более строгого толкования, чтобы продукты были кошерны на Песах согласно всем мнениям. Так и нужно поступать в случаях, когда более строгому толкованию можно следовать, не прилагая особых усилий. Но если это приводит к существенным убыткам, то в подобных случаях желательно поддерживать тех, кто поступает согласно подходу Шульхан арух[5].


[5]. В основе данной полемики лежит вопрос, «пробуждается» ли хамец после наступления Песаха. Авторитеты, которые придерживаются более строгого толкования закона, опасаются, что в пищу попала крошка квасного, и в Песах это квасное «пробудится», из-за чего вся пища станет запрещенной. Так пишет Рама (447, 4), опираясь на мнения некоторых ранних ашкеназских законоучителей. То же самое пишет и Радбаз (1, 487). Однако согласно подходу тех авторитетов, которые утверждают, что хамец не «пробуждается», даже если в пищу и попала крошка квасного, она аннулировалась перед Песахом, потому что доля квасного в этой смеси не превышает одной шестидесятой (батель бе-шишим), и больше это квасное не «пробудится». Но даже согласно более строгому подходу, по которому хамец «пробуждается», существует возможность истолковать закон менее строго, если считать напрасным опасение, что в пищу могла попасть крошка квасного. И так пишет При хадаш. К тому же, все авторитеты согласны, что запрет на квасное даже в самым ничтожных количествах (бе-машеѓу) – это постановление мудрецов. А по мнению Шеильтот, и в Песах хамец аннулируется, если его доля в смеси не превышает одной шестидесятой.

Но возникает еще одно опасение: что пища была приготовлена в посуде, впитавшей вкус квасного, который передался и самой этой пище. Однако авторитеты, придерживающиеся менее строгого толкования закона, говорят, что и это опасение необоснованно, так как, вполне возможно, прошло больше двадцати четырех часов с тех пор, как в этой посуде готовили квасное, и тогда вкус квасного, впитавшийся в стенки посуды, уже считается испорченным (таам ли-фгам). Но даже если еще не прошло двадцати четырех часов с тех пор, как в этой посуде готовили хамец, до Песаха хамец считается разрешенной пищей, и тогда он имеет статус пищи, давшей разрешенный вкус при вторичном впитывании (нотен таам бен нотен таам), а это не делает пищу запрещенной, как объясняется в Яхаве даат, 1, 11, и в примечании там же. Исход этой принципиальной полемики зависит также от других вопросов: например, от законов, связанных с острой пищей, и др. (см. Мишна брура, 447, 5).

Запись опубликована в рубрике Глава 08 - Некоторые законы кашрута на Песах. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *