03. Общие правила кашрута на Песах; сефардский и ашкеназский обычаи

Существует два основных подхода к вопросу кашрута на Песах. Согласно мнению большинства авторитетов, законы, связанные с запретом квасного в Песах, тождественны всем другим законам в отношении запрещенной пищи, с единственной разницей: любая запрещенная пища, смешавшаяся с разрешенной, аннулируется, если ее доля в смеси не превышает одной шестидесятой (батель бе-шишим), тогда как на квасное в Песах это правило не распространяется. Все остальные законы, связанные с запрещенной пищей, которая смешалась с разрешенной, относятся и к квасному, поэтому в любом случае, когда, согласно Ѓалахе, нет оснований опасаться, что пасхальная пища впитала вкус квасного, она кошерна на Песах. Кроме того, если один законоучитель толкует закон более строго, а подавляющее большинство придерживается менее строгого толкования, то практический закон соответствует мнению большинства.

Тем не менее, в ашкеназских общинах было распространено крайне строгое толкование закона во всем, что касается запрета на квасное в Песах. Даже когда один-единственный законоучитель толкует закон, относящийся к этому запрету, строже, чем все остальные, его мнение нередко учитывается. И даже в случаях, когда по законам Ѓалахи нет оснований опасаться нарушения запрета, в отношении запрета на квасное в Песах авторитеты все равно часто выражают опасение. И хотя даже согласно ашкеназскому обычаю опасения и запреты не безграничны, и авторитеты избегают установления излишних запретов, – все же общая тенденция, без всякого сомнения, состоит во множестве опасений и очень строгом толковании закона. Это служит логическим продолжением постановления мудрецов, запретивших в Песах квасное даже в самых ничтожных количествах (бе-машеѓу). И подобно тому, как одна-единственная крошка квасного делает запрещенной всю пищу, в которую она попала, – так и мнение одного-единственного авторитета должно быть учтено.

В этом заключается суть различия между подходом Шульхан арух, следующего общепринятым принципам Ѓалахи, и подходом Рама, который изначально (лехатхила) учитывает мнение авторитетов, придерживающихся более строгого толкования закона. И все же, в случаях крайней необходимости Рама также следует подходу Шульхан арух и придерживается менее строгого толкования, потому что практический закон по сути своей всегда соответствует мнению большинства авторитетов[3].

Как правило, в сефардских общинах принят обычай Шульхан арух, а в ашкеназских – обычай Рама. Однако некоторые сефардские раввины тоже склонялись к более строгому толкованию закона, и их постановления были приняты в части сефардских общин[4].


[3]. Упомяну здесь вкратце основные положения спора между Шульхан арух и Рама. 1) В п. 447, 4, по поводу полемики ранних законоучителей о том, «пробуждается» ли квасное после начала Песаха, Шульхан арух выносит практическое постановление, что квасное не «пробуждается». Его постановление соответствует менее строгому толкованию закона потому, что здесь речь идет о сомнении, возникающем в связи с постановлением мудрецов (дерабанан), а в таком случае, как известно, следует придерживаться менее строгого толкования. Между тем, Рама следует более строгому толкованию, если смесь с квасным была сухой. Он говорит, что сухой хамец «пробуждается» после наступления Песаха. Что же касается смеси жидкостей, то в этом отношении Рама придерживается менее строгого толкования закона и утверждает, что в такой смеси хамец не «пробуждается». 2) В п. 445, 7, речь идет о пище, не предназначенной специально для Песаха, однако не имеющей признаков квасного. По мнению Шульхан арух, такая пища кошерна на Песах, а по мнению Рама, некошерна. 3) В п. 447, 10, говорится о том, что хамец с испорченным вкусом (таам ли-фгам) смешался до Песаха с пищей, кошерной на Песах. По мнению Шульхан арух, такая смесь остается кошерной на Песах, что соответствует мнению большинства авторитетов. Кроме того, поскольку речь идет о сомнении, возникающем по поводу постановления мудрецов (сафек дерабанан), в данном случае следует придерживаться менее строгого толкования закона. А по обычаю Рама есть такую смесь в Песах и извлекать из нее пользу запрещено. 4) В п. 451, 6, сказано, что при кошеровании посуды к Песаху в кипящей воде по мнению Шульхан арух следует учитывать, как пользуются этой посудой в течение всего года в большинстве случаев, а по мнению Рама – как ею пользовались в случаях, когда она больше всего впитывала вкус содержащейся в ней пищи. Например, если ложкой весь год обычно пользуются для того, чтобы есть суп из тарелки, то есть второго сосуда (кли шени), но иногда ею помешивают пищу, стоящую на огне в первом сосуде (кли ришон), то, по мнению Шульхан арух, при кошеровании к Песаху эту ложку достаточно окунуть в кипяток во втором сосуде, а по мнению Рама, ее необходимо окунуть в первый сосуд. 5) В п. 451, 11, говорится о кошеровании сковороды к Песаху. По мнению Шульхан арух, ее достаточно окунуть в кипяток, а по мнению Рама, изначально (лехатхила) ее необходимо подвергнуть легкому прокаливанию. 6) В п. 451, 16-17, идет речь о кошеровании к Песаху ступы для квасного и посуды, в которой замешивают тесто. По мнению Шульхан арух достаточно окунуть их в кипяток, а по мнению Рама необходимо легкое прокаливание. 7) В п. 453, 1, где говорится об известном обычае, связанном с употреблением в пищу китнийот в Песах. 8) В п. 462, 1, говорится про «обогащенную мацу» (маца ашира), то есть изделиях из теста, замешанного на фруктовом соке. По мнению Шульхан арух, такая выпечка кошерна на Песах, а согласно подходу Рама рассматривается опасение, что в сок попала вода и тесто заквасилось. Там же, п. 4, Рама пишет, что в данном вопросе разрешено придерживаться менее строгого толкования закона только в случае крайней необходимости, ради нужд больного. 9) В п. 467, 9, говорится, что если в кастрюле с вареной пищей, кошерной на Песах, были найдены целые, нелопнувшие зерна пшеницы или другого запрещенного злака, то, по мнению Шульхан арух, пища в кастрюле остается кошерной на Песах, а по мнению Рама, есть ее и извлекать из нее пользу в Песах запрещено. 10) В п. 467, 10 (а также в п. 447, 1) сказано, что если в кастрюле с вареной пищей, кошерной на Песах, были найдены лопнувшие зерна пшеницы или другого запрещенного злака, то, по мнению Рама, необходимо сжечь все содержимое кастрюли, а по мнению Шульхан арух, пищу можно продать инородцу, кроме самих зерен. 11) Согласно хасидскому обычаю, в Песах запрещено есть «моченую мацу» (маца шруя).

[4]. Некоторые сефарды придерживаются в вопросах Песаха более строгого толкования закона, соответствующего мнению Рама, как объясняется в Каф ѓа-хаим, 447, п.п. 76, 78, 119. Сефардские авторитеты говорят, что в случае сомнения чаще всего было принято выносить постановление согласно мнению Рама. В сефардских общинах говорили: «В вопросах Песаха мы ашкеназы». С другой стороны, даже согласно подходу Рама в случае крайней необходимости следует придерживаться менее строгого толкования закона, в соответствии с мнением Шульхан арух.