08. Законы кошерования посуды путем погружения ее в кипящую воду (ѓаг’ала)

Как мы уже говорили, стенки кастрюли, в которой сварили какую-либо пищу, впитывают ее вкус, поскольку в процессе варки различные вкусы смешиваются друг с другом. Подобно тому как при варке смешиваются, к примеру, вкусы мяса и картофеля, так и вкус пищи, которая варится в кастрюле, впитывается в стенки этой кастрюли.

Между тем, существуют различные степени варки, в зависимости от степени нагрева. В данном случае действует правило: способ кошерования посуды соответствует способу ее использования. Если вкус впитался в стенки посуды во время варки при высокой температуре, то и кошеровать эту посуду необходимо при высокой температуре. Но если пища нагрелась меньше чем до «температуры, при которой человек отдергивает руку» (яд соледет, как минимум 45 градусов Цельсия), то нет опасения, что ее вкус впитался в стенки посуды, поэтому посуду кошеровать не нужно. Ниже мы перечислим степени варки и, соответственно, кошерования посуды:

«Первый сосуд» (кли ришон), стоящий на огне: пища подвергается варке в наивысшей степени, когда она находится в посуде, стоящей на огне, поскольку огонь ее постоянно нагревает, в результате чего различные вкусы смешиваются между собой и впитываются в стенки посуды. Поэтому, согласно правилу «способ кошерования посуды соответствует способу ее использования», для того чтобы откошеровать эту посуду, необходимо погрузить ее целиком в сосуд, стоящий на огне и наполненный кипящей водой. При этом следует подчеркнуть: даже если в то время, когда в посуду впитался вкус запрещенной пищи или квасного, жидкость в ней не кипела, при кошеровании вода все равно должна кипеть, поскольку вышеуказанное правило относится только к статусу сосуда, в котором варилась пища – является ли этот сосуд «первым» или «вторым»; и когда мы имеем дело с «первым сосудом», стоящим на огне, кошеровать его следует в кипящей воде.

«Первый сосуд» (кли ришон), не стоящий на огне: имеется в виду посуда, которая сначала нагрелась на огне, а потом ее сняли с огня или выключили огонь под ней. В потенциале такая посуда все еще обладает способностью к варке – если в нее положат кусок сырой пищи, он немного проварится, потому что посуда еще удерживает в себе тепло от огня, на котором стояла. Однако поскольку ее тепло постепенно убывает, ее способность к варке тоже уменьшается. Поэтому нет необходимости кошеровать ее в сосуде с кипящей водой, стоящем на огне, – достаточно погрузить ее в «первый сосуд» (кли ришон) с кипятком, не стоящий на огне.

Пища, перелитая из «первого сосуда»: такая пища обладает способностью обваривать только внешний слой посуды или другой пищи. Например, если в миску налили суп, содержащий квасное, то вкус квасного впитался во внешний слой миски, но не пропитал ее насквозь. Поэтому для того, чтобы откошеровать миску, достаточно вылить на нее кипяток из «первого сосуда».

«Второй сосуд» (кли шени): здесь подразумевается посуда, в которую перелили горячую пищу, сваренную на огне в другой посуде. Авторитеты расходятся во мнениях, может ли пища, перелитая во «второй сосуд», обваривать внешний слой посуды или другой пищи. Например, если поместить во «второй сосуд» вилку или нож, то, по мнению одних авторитетов, они не впитают вкус содержащейся в нем пищи, а по мнению других авторитетов, впитают. Шульхан арух (Йоре деа, 105, 2) постановил в отношении всех видов запрещенной пищи, кроме квасного, что, хотя согласно основному мнению, принятому в Ѓалахе, нож или вилку в таком случае кошеровать не нужно, изначально (лехатхила) все-таки желательно обдать их кипятком; что же касается квасного, то здесь Шульхан арух (Орах хаим, 451, 5) однозначно постановляет, что кошерование необходимо, и поскольку запрет на квасное в Песах нужно соблюдать с особой строгостью, менее строгое толкование закона даже не упоминается (см. также Каф ѓа-хаим, 20).

Даже когда речь идет о «третьем сосуде», «четвертом сосуде» и так далее, некоторые авторитеты придерживаются более строгого толкования и говорят, что пока пища нагрета до «температуры, при которой человек отдергивает руку» (яд соледет), посуда впитывает ее вкус и потому нуждается в кошеровании согласно правилу «способ кошерования посуды соответствует способу ее использования». Однако большинство авторитетов толкует этот закон менее строго. Что же касается запрета на квасное в Песах, то поскольку его необходимо соблюдать с особой строгостью, изначально (лехатхила) принято кошеровать к Песаху любую посуду, в которой находилась пища, содержащая квасное и нагретая как минимум до «температуры, при которой человек отдергивает руку» (яд соледет)[10].


[10]. «Первый сосуд», стоявший на огне, следует кошеровать только путем погружения в стоящий на огне сосуд с кипящей водой, независимо от того, до какой температуры была нагрета пища, вкус которой впитался в его стенки. Не имеет значения, нагрелась ли она только до температуры, немного превышающей ту, при которой человек отдергивает руку, или же готовилась в скороварке, нагревшись более чем до ста градусов Цельсия, – в любом случае, вкус впитался при этом в «первый сосуд», стоявший на огне, поэтому откошеровать эту посуду можно, лишь погрузив ее в стоящий на огне сосуд с кипящей водой. Тем не менее, некоторые авторитеты считают, что даже если вкус впитался в стенки «первого сосуда», стоящего на огне, то и в этом случае правило «способ кошерования посуды соответствует способу ее использования» относится также к температуре, до которой была нагрета пища: если, например, вкус впитался в посуду при температуре 80 градусов Цельсия, то и кошеровать ее следует при такой же температуре (см. Каф ѓа-хаим, 451, 82).

Что же касается «первого сосуда», не стоявшего на огне, то, по мнению большинства авторитетов, его следует кошеровать при «температуре, при которой человек отдергивает руку» (яд соледет). Так пишут Маген Авраѓам (Орах хаим, 451, 7), При хадаш (452, 3), При мегадим (451, Мишбецот заѓав, 9). Но есть также мнение, что кошеровать такую посуду надо при температуре не ниже той, при которой вкус впитался в ее стенки, поэтому, чтобы избежать сомнения, желательно кошеровать ее в кипящей воде. Существуют также различные мнения по поводу того, при какой именно температуре человек отдергивает руку (от 45 до 71 градуса Цельсия, см. «Жемчужины Ѓалахи», Суббота 1, гл. «Приготовление пищи», п. 4). Поэтому кошеровать «первый сосуд», не стоявший на огне, необходимо как минимум при 71 градусе Цельсия. А если возникает сомнение, впитала ли посуда вкус запрещенной пищи, то в таком случае следует придерживаться более строгого толкования закона и учитывать наименьшую температуру – 45 градусов Цельсия.

По поводу «второго сосуда» большинство авторитетов считает, что он не впитывает вкус. Но если речь идет о вкусе квасного, то поскольку запрет на квасное в Песах следует соблюдать с особой строгостью, авторитеты указывают, что такую посуду тоже следует погружать в кипяток, чтобы она была пригодна к использованию в Песах. Но если постфактум (бедиавад) ее не откошеровали в кипятке и положили в нее горячую пищу, кошерную на Песах, то пища не становится запрещенной. Что же касается «третьего сосуда» (кли шлиши), то, по мнению подавляющего большинства авторитетов, он не впитывает вкус. Тем не менее, некоторые авторитеты придерживаются в этом вопросе более строгого толкования закона и говорят, что следует кошеровать любой сосуд, даже десятый, если в нем лежала запрещенная пища, нагретая до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Так пишет При хадаш, и так следует поступать изначально (лехатхила).

Также необходимо отметить, что авторитеты расходятся во мнениях по поводу куска пищи, нагретого до «температуры, при которой человек отдергивает руку». Рабейну Йона, Меири, Маѓаршаль, Сифтей коѓен и Маген Авраѓам считают, что даже если такой кусок находится в «третьем сосуде», он рассматривается как «первый сосуд», не стоящий на огне, поскольку он удерживает свой жар. А по мнению Тосафот, Рана, Рама и Виленского Гаона, на такой кусок пищи распространяется тот же закон, что и на посуду, в которой он находится. Что же касается этой посуды, то ее все равно принято кошеровать в сосуде с кипящей водой, стоящем на огне.