10. Очистка посуды и подготовка ее к кошерованию в кипящей воде

Перед погружением в кипящую воду посуду необходимо тщательно очистить, так как кипящая вода способствует выделению вкуса, впитавшегося в стенки посуды, но не очищает посуду от прилипших к ней остатков пищи. Если же посуду окунули в кипяток, предварительно не очистив ее от остатков пищи, то она осталась некошерной, и ее необходимо очистить и окунуть вновь.

Если в посуде имеются трещины, в которые забились остатки пищи, и извлечь их оттуда невозможно, то трещины следует опалить огнем (то есть посуду нужно подвергнуть легкому прокаливанию). Желательно сделать это до погружения в кипящую воду, но даже если это было сделано после этого, посуда все равно считается откошерованной (см. Мишна брура, 451, 25; Каф ѓа-хаим, 160).

Однако если сжечь остатки пищи, забившиеся в трещины, не представляется возможным, так как это нанесет посуде непоправимый ущерб, то ее можно оставить на некоторое время в воде, смешанной с раствором гипохлорита натрия («Экономика») или с жидким средством для посуды. В результате этого остатки пищи, забившиеся в трещины, испортятся и станут несъедобными, после чего посуду можно будет откошеровать в кипящей воде[12].

Ручки кастрюль и другой посуды также нуждаются в кошеровании. Дело в том, что когда металлическая посуда нагревается, жар переходит и на ручки, и если они нагрелись до «температуры, при которой человек отдергивает руку», то возникает опасение, что они тоже впитают вкус готовящейся в этой посуде пищи. Ручки деревянной посуды также необходимо кошеровать, несмотря на то, что они не нагреваются до высокой температуры. Ведь часто бывает, что пища, которая готовится в такой посуде, выкипает и брызгает на ручки, и они впитывают ее вкус. Поэтому кошеровать следует как саму посуду, так и ручки (см. Шульхан арух, 451, 12; Мишна брура, 68). И все же, даже если сама посуда впитала вкус как «первый сосуд», стоящий на огне, ее ручки можно откошеровать, просто полив их кипятком из «первого сосуда», поскольку вкус впитался в них не так глубоко, как в «первый сосуд», стоящий на огне (см. Рама, 451, 12).

Часто ручки крепятся к кастрюле с помощью болтов, и в щель между ручкой и болтом забиваются остатки пищи. Перед тем как погрузить кастрюлю в кипящую воду, необходимо отвернуть болты, чтобы извлечь все остатки пищи. Но если сделать это трудно, то можно замочить ручки в воде, смешанной с раствором гипохлорита натрия («Экономика») или с другим веществом, под воздействием которого остатки пищи станут абсолютно несъедобными[13].


[12]. Совершенно очевидно, что если остатки пищи, забившиеся в трещины, впитали вкус средства для мытья посуды, они стали несъедобными и больше не считаются запрещенной пищей. Однако в свете этого непонятно, почему Маген Авраѓам (451, 5), Турей заѓав и многие другие поздние авторитеты пишут, что ножи, состоящие из двух частей, откошеровать невозможно из-за остатков пищи, забившихся в щель между лезвием и рукояткой, – почему они не упоминают возможность сделать эти остатки несъедобными? А может быть, щели и трещины в посуде можно разделить на два вида: такие, к которым пища имеет прямой доступ, и такие, к которым не имеет (например, щели между стенками кастрюли и ее ручками)? И см. Шульхан арух ѓа-рав, 451, 21, где говорится, что такое разделение имеет место постфактум (бедиавад), если во время кошерования ручки кастрюли не были погружены в кипящую воду. На самом же деле, вопрос, связанный с остатками пищи, забившимися в щель между рукояткой и лезвием ножа, также требует дополнительного исследования, ведь мудрецы запретили пользоваться посудой даже по прошествии двадцати четырех часов из-за опасения, что некоторые люди могут начать пользоваться ею раньше, несмотря на вкус запрещенной пищи или квасного, впитавшийся в нее; однако этот запрет не касается остатков пищи, забившихся в трещины или щели, и если эти остатки несъедобны даже для собаки, они больше не считаются квасным. А возможно, слова поздних законоучителей не следует понимать слишком буквально, и их смысл таков: если в посуде имеются трещины или щели, нельзя ограничиться только погружением ее в кипящую воду. Так или иначе, эта тема требует дополнительного изучения.

[13]. Если известно, что ручки кастрюли, в которой была приготовлена запрещенная пища, не нагрелись во время варки и пища не забрызгала их, то нет необходимости их кошеровать. Поэтому для того чтобы откошеровать эту кастрюлю, достаточно просто вскипятить в ней воду, как объясняется ниже, в п. 13. А если ручки нагрелись, но они прикреплены к кастрюле металлическими болтами, то поскольку вкус пищи не переходит с одной металлической детали на другую, в этом случае тоже нет необходимости кошеровать ручки. Подобно тому, если молочной ложкой по ошибке достали пищу из мясной кастрюли, то ошпарить кипятком необходимо только ту часть ложки, которая непосредственно оказалась в кастрюле, а также нагревшуюся ее часть, но не нужно кошеровать всю ложку. Что же касается кастрюли, в которой готовили квасную пищу, то для того чтобы она стала кошерной на Песах, необходимо откошеровать и ручки, поскольку существует опасение, что в течение года на них попадало квасное. То же самое относится и к ложке, используемой для квасного: вся она нуждается в кошеровании, и см. Мишна брура, 451, 68.

Запись опубликована в рубрике Глава 10 - Общие правила кошерования посуды к Песаху. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *