06. Закон в отношении жителя Земли Израиля, выехавшего за ее пределы

Мудрецы говорят, что если человек покидает Землю Израиля с намерением обосноваться за ее пределами, то как только он окажется в еврейском городе или селении, он станет считаться жителем диаспоры и будет обязан праздновать два йом това (см. трактат Псахим, 51а; Шульхан арух, 496, 3).

А если он намеревается возвратиться обратно в Святую Землю, то с точки зрения ѓалахического закона он рассматривается как ее житель; и если этот человек проводит праздник не на территории субботнего предела еврейской общины, он не должен отмечать второй йом тов, и в этот день ему разрешено выполнять любую работу (см. Шульхан арух, 496, 3).

Но если в праздник он находится в еврейской общине или на территории ее субботнего предела, то он должен вести себя так же, как местные жители, чтобы со стороны не казалось, что он пренебрегает их обычаями (см. трактат Псахим, 50а; Шульхан арух, 496, 3). Поэтому в тот день, когда они празднуют второй йом тов, ему тоже запрещено выполнять созидательную работу (мелаха). И хотя некоторые авторитеты (например, Авкат рохель, 26, и Ям шель Шломо) говорят, что он может выполнять работу, когда местные жители этого не видят, – на практике, согласно мнению большинства авторитетов, даже когда его никто не видит, он должен соблюдать все запреты йом това, поскольку, если он их нарушит, местные жители могут узнать об этом и подумать, что он пренебрегает их обычаями (так пишут Тосафот, рабби Зрахья Ѓа-Леви, Мишна брура, 496, 9)[6].

Однако поскольку этот человек – житель Земли Израиля, на исходе первого йом това он обязан, когда его не видит никто из местных евреев, сделать ѓавдалу, а во второй йом тов, который для него является будним днем, – наложить тфилин. Но для того чтобы со стороны не казалось, что он пренебрегает обычаями местной общины, он должен надеть нарядную одежду и без благословения зажечь свечи в честь второго йом това. Что же касается молитвы, то, согласно простому толкованию закона, ему лучше молиться дома в одиночку, чтобы ему не пришлось читать молитву вместе с общиной, но по другому канону: когда община будет читать молитву йом това, он должен будет читать молитву холь ѓа-моэда или будней (см. Орах мишпат, 129). А если он может прийти в синагогу не на всю молитву, чтобы не было заметно, что он читает ее по канону, отличному от канона общины, – то поступить так предпочтительней, чтобы услышать кадиш и кдушу. Если есть такая возможность, то желательно, чтобы он прочел вместе с общиной и молитву амида, не привлекая внимание других молящихся к тому, что он читает ее по другому канону[7].

В ночь второго Пасхального седера, если этот человек живет в отдельной квартире, он не должен участвовать в седере вместе с местными жителями. Но если он гостит у местных жителей, то ему следует принять участие в седере вместе с ними, однако при этом не произносить самому благословения перед исполнением заповедей седера, а отвечать амен после того, как их произносят местные жители (см. Хаей адам, 103, 4)[8].


[6]. Авкат рохель (26), Ям шель Шломо (к трактату Бейца, 1, 8) и некоторые другие авторитеты пишут, что соблюдать обычаи местной общины следует только публично, а у себя дома, за закрытой дверью, житель Земли Израиля может поступать по своему собственному обычаю. Кроме того, мы находим, что, согласно общепринятому мнению, жители Земли Израиля не должны делать эрув тавшилин, чтобы готовить пищу во второй йом тов на субботу, поскольку, если они станут готовить пищу, сторонние наблюдатели предположат, что они сделали эрув (см. Мишна брура, 496, 13). Однако на практике, как считает подавляющее большинство авторитетов, запрещено выполнять работу даже дома за закрытой дверью, так как местные жители рано или поздно об этом узнают (так пишут Радбаз, 4145; Маѓарикаш; При хадаш, 468; Маген Авраѓам, 496, 4; Элия раба, 5; Биркей Йосеф, 3; Шульхан арух ѓа-рав, 7; Мишна брура, 9; Орах мишпат, 129). Ѓалахические авторитеты нашего времени подошли более детально к законам мукце во второй йом тов. Некоторые авторитеты хотели истолковать эти законы менее строго (см. Шевет ѓа-Леви, 7, 65); другие внесли в них некоторые практические изменения, соответствующие менее строгому толкованию. Однако представляется, что не следует выделять какие-либо законы, и даже дома за закрытой дверью нужно соблюдать все запреты йом това. Тем не менее, в случае крайней необходимости житель Земли Израиля может придерживаться в этом вопросе менее строгого толкования закона, если он уверен, что местные жители этого не видят, а если и увидят, то подумают, что он выполняет работу разрешенным образом. Например, если они увидят, что в его доме зажегся свет, то подумают, что это произошло с помощью субботнего реле времени (шаон шабат). И так пишет Игрот Моше, Орах хаим, 4, 104. Это объясняется тем, что запрет выполнения созидательной работы в йом тов – постановление мудрецов, поэтому в случае крайней необходимости можно положиться на мнение авторитетов, которые это разрешают. А в собственном доме за закрытой дверью это запрещено главным образом потому, что если во всех этих законах придерживаться менее строгого толкования, то в конце концов это станет известно местным жителям, но в случае крайней необходимости это опасение не играет существенной роли.

В тексте я написал, что обычай диаспоры следует соблюдать в границах субботнего предела еврейской общины. Так пишут многие авторитеты, как объясняется в Мишна брура, 496, 10. При этом из их слов можно заключить, что следует считаться с обычаями местной общины, но отдельные еврейские жители не учитываются. Кроме того, как представляется, не учитываются и евреи, не соблюдающие заповеди, даже если в данном населенном пункте их больше десяти человек, – при условии, что они не считаются еврейской общиной.

[7]. Наш великий учитель и наставник рав Авраѓам-Ицхак Кук пишет в Орах мишпат, 129, что жителю Земли Израиля лучше не идти в синагогу на молитву, если его могут пригласить к чтению Торы. А по мнению рава Шломо-Залмана Ойербаха, он не обязан идти в синагогу, даже если сможет скрыть от других молящихся, что читает молитву по иному канону, так как его не следует вынуждать участвовать в длинной праздничной молитве. Представляется, что с этим мнением согласятся все авторитеты, однако возникает вопрос, желательно ли ему все-таки изначально (лехатхила) прийти в синагогу. И разумеется, если ему трудно читать молитву по другому канону так, чтобы остальные молящиеся этого не заметили, то ему лучше молиться дома в одиночку. Но если он сможет прочесть молитву так, чтобы другие молящиеся не заметили, что он читает ее по иному канону, то, как пишут многие авторитеты, ему лучше прийти в синагогу, чтобы молиться в миньяне и ответить на кадиш и кдушу (и см. Ор ле-Цион, 3, 23, 1). А в Игрот Моше (Орах хаим, 3, 92) говорится, что если он молится в постоянном миньяне, и его отсутствие будет заметно, то во второй йом тов он должен молиться в этом миньяне, читая будничную молитву, но сделать это так, чтобы остальные молящиеся этого не заметили. Здесь заканчивается изложение сказанного в Игрот Моше. При этом ему следует постараться избежать приглашения к чтению Торы, но если его все-таки пригласили, он должен взойти к Торе. Если коѓен, житель Земли Израиля, пришел в синагогу в исру хаг, когда там читают мусаф, то, как считает Маѓарам бен Хавив, он должен присоединиться к другим коѓенам, благословляющим общину, так как коѓен может благословлять народ по многу раз в день. А по мнению Гинат врадим (Орах хаим, 1, 13), этот коѓен не должен благословлять общину вместе с другими коѓенами, так как он не читает мусаф. Наш великий учитель и наставник рав Авраѓам-Ицхак Кук пишет, что он должен присоединиться к остальным коѓенам, но во время благословения не произносить Имя Всевышнего (см. Орах мишпат, 129). А если он – единственный коѓен в миньяне, то он может взойти и благословить общину (см. Ор ле-Цион, 3, 23, 2).

Если в одном и том же месте собрались десять или больше жителей Земли Израиля, то им запрещено устраивать отдельный миньян – даже там, где их никто не видит. И хотя жители диаспоры, находящиеся в Земле Израиля, обычно устраивают отдельный миньян во второй йом тов, как говорится ниже, в п. 9, это объясняется тем, что таков принятый мудрецами обычай Земли Израиля, а за ее пределами такого обычая нет. Так пишут Ор ле-Цион (3, 23, 1), рав Шломо-Залман Ойербах и рав Йосеф-Шалом Эльяшив. Я слышал, что в некоторых общинах диаспоры принято устраивать миньян для жителей Земли Израиля с разрешения местного раввина. Те, кто следует этому обычаю, полагаются на обычай, принятый у жителей диаспоры, находящихся в Земле Израиля.

[8]. Некоторые авторитеты говорят, что даже если у жителя Земли Израиля нет отдельной комнаты, но он может уклониться от участия в седере во второй йом тов, ему следует поступить именно так (таково мнение рава Шломо-Залмана Ойербаха и рава Йосефа-Шалома Эльяшива). А Ор ле-Цион (3, 23, 1) пишет, что, согласно сефардскому обычаю, он не должен участвовать в седере вместе с местными жителями. И каждый человек волен сделать свой выбор.

Поскольку законоучители постановили, что жителю Земли Израиля запрещено выполнять созидательную работу во второй йом тов, даже если этого никто не видит, он, разумеется, не должен также есть хамец в восьмой день Песаха, который в диаспоре является праздником (см. Арух ѓа-Шульхан, 496, 5).

Запись опубликована в рубрике Глава 09 - Второй йом тов за пределами Земли Израиля. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *