05. Запрет перенесения предметов из одного владения в другое согласно заповеди Торы и постановлению мудрецов

https://ph.yhb.org.il/ru/01-21-05/

Как мы уже говорили, работа (мелаха), называемая ѓоцаа, заключается в перенесении предметов в субботу из одного владения в другое, то есть из «частного владения» в «общественное владение» или в кармелит (территорию, имеющую статус «общественного владения» согласно постановлению мудрецов), а также наоборот: из «общественного владения» или кармелит в «частное владение». Эта работа заключается также в перенесении предмета по «общественному владению» или кармелит на расстояние более 4 локтей. Теперь объясним подробнее, в чем именно заключается запрет Торы.

Работа, называемая ѓоцаа, состоит из трех этапов: 1) вынесение предмета за пределы владения, в котором он находился; 2) перенесение его в другое владение; 3) расположение его в новом владении. Даже если человек выполнил все три этапа одним действием – например, бросил предмет из «частного владения» в «общественное» или на расстояние более 4 локтей в «общественном владении», – он нарушил запрет Торы и должен понести за это соответствующее наказание. Подобным же образом, если человек держит руке или в кармане какой-то предмет и переходит с ним из «частного владения» в «общественное», то он нарушает запрет перенесения предмета из одного владения в другое. В начале своего передвижения он выполняет первый этап (вынесение предмета за пределы владения, в котором он находился), при переходе из «частного владения» в «общественное» – второй этап (перенесение предмета в другое владение), а остановившись в «общественном владении» – третий этап (расположение предмета в новом владении)[4].

Если все три этапа не были выполнены одним и тем же человеком, то запрет Торы не считается нарушенным. Например, если человек взял предмет из «частного владения» и протянул руку, в которой он держит этот предмет, на территорию «общественного владения», то он не нарушил запрет Торы, поскольку еще не положил предмет в «общественное владение». А если другой человек, находящийся в «общественном владении», возьмет у него из руки этот предмет, то получится, что предмет перешел из «частного владения» в «общественное владение» без того, чтобы кто-то из этих людей совершил полностью работу ѓоцаа, запрещенную Торой, ведь один человек выполнил первые два этапа – вынесение предмета за пределы владения, в котором он находился, и перенесение его в другое владение, а другой выполнил третий этап – расположение предмета в новом владении.

Однако мудрецы запретили даже двоим выполнять совместными усилиями работу по перенесению предмета из одного владения в другое (ѓоцаа), поскольку опасались, что если будет найден способ обойти запрет Торы, этот запрет утратит значимость в глазах людей, и люди станут совершать это действие и в одиночку, тем самым нарушая запрет Торы (см. Шульхан арух, Орах хаим, 347, 1).

Следует также знать, что Тора запрещает выносить в субботу предметы из одного владения в другое лишь обычным способом. Например, если человек держит предмет в руке или кладет его в карман или в сумку, то считается, что он переносит этот предмет обычным способом, и в таком случае он нарушает запрет Торы. Но если человек переносит предмет иным способом, чем обычно (бе-шинуй), – например, кладет носовой платок в ботинок или на голову, – он не нарушает запрет Торы. Но мудрецы запретили переносить предметы и способом, отличным от обычного, из опасения, что из-за этого человек может в конце концов начать переносить предметы и обычным способом.

Подведем итог вышесказанному: запрет Торы касается только непосредственного выполнения работы, называемой ѓоцаа, и подразумевает, что одному человеку запрещено выполнять работу таким способом, каким он выполняет ее обычно в будние дни. А мудрецы прибавили к этому и другие запреты: они запретили совершать в субботу любое действие, которое приведет к тому же результату, что и выполнение самой работы. Даже если два человека выполнят работу совместными усилиями, и она будет выполнена иным способом, чем обычно, это все равно будет нарушением запрета, установленного мудрецами. Это определяется самим фактом, что человек достиг желаемой цели и перенес предмет, куда хотел. Необходимо также отметить, что мудрецы запретили переносить предметы иным способом, чем обычно, или совместными усилиями двух человек даже по территории, имеющей статус кармелит[5].


[4]. Неся какой-либо предмет, запрещено переходить без остановки из одного «частного владения» через «общественное владение» в другое «частное владение». По мнению некоторых авторитетов, это нарушение запрета Торы (см. Тосафот к трактату Эрувин, 33а, со слова де-ѓа). Однако по мнению многих авторитетов, если человек не остановился в «общественном владении», он нарушил только запрет, установленный мудрецами, поскольку, идя без остановки, он не выполнил этап расположения предмета в «общественном владении» (так пишут Рашба, Ритва в комментарии к трактату Эрувин, 33а, Турей заѓав, 346, 2). И таков практический закон (см. Шульхан арух ѓа-рав, 347, 9; рав Шломо-Залман Ойербах, чье мнение приведено в Шмират шабат ке-ѓилхата, 30, прим. 134). Исходя из этого, там, где существует сомнение относительно того, что эрув отвечает всем требованиям Ѓалахи, все равно разрешается переходить без остановки из одного «частного владения» через «общественное владение» в другое «частное владение», ведь если человек не остановился, то речь идет о действии, которое является возможным нарушением двойного запрета мудрецов (швут де-швут), как считает большинство авторитетов (ведь, по мнению многих авторитетов, «общественное владение» в наши дни имеет статус кармелит).

[5]. Различие между запретом Торы и постановлением мудрецов заключается в строгости наказания за их нарушение. Если человек нарушил запрет Торы преднамеренно, то ему полагается наказание карет («истребление души», см. выше, Суббота, т. 1, гл. 1, прим. 5 – прим. пер.), а если по ошибке – то он должен принести грехоочистительную жертву. Если же он выполнил работу, запрещенную в субботу (мелаха), иным способом, чем обычно (бе-шинуй), то он нарушил запрет, установленный мудрецами. Если он сделал это преднамеренно, то ему полагается бичевание кнутом, которое присуждается за нарушение постановлений, вынесенных мудрецами; а если он нарушил постановление мудрецов по ошибке, он свободен от наказания. Еще одно различие состоит в том, что в отношении запретов Торы можно придерживаться менее строгого толкования закона только в сулчае опасности для человеческой жизни; что же касается запретов, установленных мудрецами, то в некоторых случаях, когда в этом возникает острая необходимость, разрешается следовать менее строгому толкованию закона не только в тех случаях, когда это связано с опасностью для жизни. Например, если человек болен, ему разрешается нарушать некоторые субботние запреты, установленные мудрецами (см. ниже, гл. 28, п. 2). Подобным же образом, если человеку грозит большой убыток, мудрецы разрешают ему нарушить запреты, ими установленные, чтобы спасти имущество, перенеся его из одного владения в другое иным способом, чем обычно (см. Рама, 301, 33 и Мишна брура, 266, 17). Разрешено также придерживаться менее строгого толкования закона для того, чтобы спасти тфилин, как объясняется в Шульхан арух, 301, 42. И см. следующий пункт.

Запись опубликована в рубрике Глава 21 - Законы перенесения предметов из одного владения в другое. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *