15. Часы, ключ, удостоверение личности и лекарства

https://ph.yhb.org.il/ru/01-21-15/

В отношении наручных часов мнения законоучителей разделились. Есть мнение, что в субботу можно выходить с наручными часами в «общественное владение», только если они служат одновременно и украшением. Проверить это можно, увидев, как человек поступает с этими часами, когда они останавливаются. Если он их снимает, это означает, что они не являются украшением, и человек, как правило, надевает их на руку только для того, чтобы узнать, который час. А поскольку такие часы не являются «предметом, необходимым для тела», в субботу запрещено выходить в них на территорию «общественного владения». Но если часы так красивы, что человек не снимает их, даже когда они остановились – например, если они золотые, – то они считаются украшением, и в них разрешается выходить на территорию «общественного владения».

А многие авторитеты полагают, что поскольку часы надевают на тело, подобно одежде, и если у человека на руке нет часов, он чувствует себя так, словно в его костюме чего-то недостает, и поскольку человек пользуется часами, когда они надеты на его руку, то получается, что часы второстепенны по отношению к его телу, и закон рассматривает их как предмет гардероба или украшение. А значит, с часами на руке разрешается выходить в «общественное владение». И основной закон соответствует мнению тех авторитетов, которые придерживаются менее строгого толкования, но если человек следует более строгому толкованию, то он достоин благословения[18].

Человек, который живет или гостит в месте, не обнесенном эрувом, и должен взять с собой ключ, выходя из дома, сталкивается со сложной проблемой. В этом случае авторитеты предлагают такое решение: он может использовать ключ как застежку для пояса. Это означает, что нужно нанизать ключ на шнурок, а затем завязать шнурок «бантиком» и надеть его на пояс, чтобы ключ служил своеобразной застежкой. Так человек сможет выйти на территорию «общественного владения» (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 18, 49-50. И см. выше, прим. 11).

В некоторых местах человеку запрещено ходить по улицам, не имея при себе удостоверение личности или паспорт. Если в субботу человеку крайне необходимо выйти на улицу, или если это нужно ради исполнения заповеди, то он должен взять с собой удостоверение личности, неся его иным способом, чем обычно (бе-шинуй) – например, положив его на голову под головной убор или на тело под рубашку, так, чтобы его удерживал ремень. Такое перенесение является нарушением двойного запрета мудрецов (швут де-швут), и мудрецы разрешают это в случае крайней необходимости или ради исполнения заповеди (см. выше, гл. 9, п. 11).

Подобным же образом, если врач велел больному не выходить из дома без определенного лекарства, то больной, если он находится в месте, не обнесенном эрувом, может выйти из дома в случае крайней необходимости или ради исполнения заповеди, взяв лекарство с собой, при условии, что он понесет его иным способом, чем обычно. И если человеку это необходимо, то желательно, чтобы он не останавливался в «общественном владении», а шел без остановки до «частного владения», в которое направлялся (см. Шмират шабат ке-ѓилхата, 40, 7; выше, прим. 4)[19].

Если в месте, не обнесенном эрувом, людям необходимо из соображений безопасности иметь при себе оружие и мобильный телефон, то им разрешается выносить эти предметы на территорию, куда люди обычно выходят в субботу. При этом телефон следует нести иным способом, чем обычно (бе-шинуй), а оружие – обычным способом, поскольку нести его каким-либо иным способом опасно. Но запрещено брать с собой оружие или рацию на прогулку. Ниже (в гл. 27, п. 17) этот закон будет разъяснен подробно.


[18]. Первому мнению соответствует написанное в Шмират шабат ке-ѓилхата (18, 27), однако там сказано, что если человек придерживается менее строгого толкования закона, ему есть на чье мнение положиться. А из сказанного в Минхат Ицхак (1, 67) следует, что запрещено надевать даже золотые часы. В отличие от этого, рав Шломо-Залман Ойербах придерживается менее строгого толкования закона, как сказано в Шмират шабат ке-ѓилхата (18, прим. 113). В Игрот Моше (Орах хаим, 1, 111) также сказано, что, по сути закона, это разрешено. А в месте, обнесенном эрувом, даже те, кто обычно не полагается на эрув в виде «подобия ворот» в отношении улиц, ширина которых достигает 16 локтей, могут положиться на менее строгое толкование закона, когда речь идет о наручных часах.

[19]. Все авторитеты согласны, что если человек выполняет какое-либо запрещенное в субботу действие иным способом, чем обычно, то он нарушает только постановление мудрецов (швут); к тому же, следует учесть и мнение тех авторитетов, которые считают, что в наши дни «общественное владение» получает такой статус только согласно постановлению мудрецов, а значит, описанное в тексте действие является нарушением двойного постановления мудрецов (швут де-швут). Авторитеты приводят еще один довод: когда человек несет удостоверение личности, это мелаха ше-эйна цриха ле-гуфа (см. выше, гл. 3, прим. 6), так как он нуждается не в самом удостоверении, а лишь в том, чтобы оно помогло ему избежать проблем. Что же касается перенесения лекарства, то в этом случае трудно сказать, что человек нуждается не в нем самом (см. Циц Элиэзер, 13, 34). Таким образом, по мнению тех авторитетов, которые считают, что в наши дни существует «общественное владение» согласно Торе, в данном случае нельзя следовать менее строгому толкованию закона, поэтому желательно, чтобы при этом человек не останавливался на территории «общественного владения», как объясняется выше, в прим. 4. И изначально (лехатхила) с удостоверением личности следует поступать так же.

Запись опубликована в рубрике Глава 21 - Законы перенесения предметов из одного владения в другое. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *