01. Общие принципы в отношении больных

Ѓалаха различает три степени в состоянии больного: 1) опасно больной; 2) обычный больной – человек, у которого болит все тело, но его жизни не угрожает опасность; 3) слегка больной – человек, у которого болят некоторые части тела, или который чувствует недомогание, причиняющее ему огорчение.

  • Опасно больной: ради него в субботу следует делать все, что обычно делают в обычные дни. Все субботние запреты отодвигаются ради того, чтобы спасти его жизнь, как говорилось в предыдущей главе.
  • Обычный больной: человек, который слег от болезни, но его жизни не угрожает опасность. Ради ухода за ним нельзя нарушать субботние запреты, установленные Торой, но разрешено нарушать запреты, установленные мудрецами (как объясняется в следующем параграфе)[1].
  • Слегка больной: человек, у которого болят некоторые части тела, или который ощущает недомогание. Иными словами, он, подобно здоровому, не лежит в постели, но все же страдает от недомогания. В отношении такого человека актуальны все субботние запреты, установленные мудрецами, как и в отношении здорового человека; ради него запрещено нарушать даже нестрогие запреты мудрецов, называемые швут де-швут (сочетание двух запретов, установленных мудрецами). Но если недомогание причиняет ему настоящее огорчение, то ради него разрешено нарушать запреты, относящиеся к категории швут де-швут. Это означает, что ради нужд такого больного разрешено выполнять работу, запрещенную в субботу постановлением мудрецов, с помощью нееврея или иным способом, чем обычно (бе-шинуй; см. Шульхан арух, 307, 5; Мишна брура, 328, 3; выше, гл. 9, п. 11). Мудрецы вынесли еще одно особое постановление по отношению к слегка больному человеку: в субботу ему запрещено принимать лекарства. Авторитеты расходятся во мнениях, распространяется ли это запрет на обычные лекарства фабричного производства (законы в отношении людей, страдающих от недомогания в субботу, будут объяснены подробнее в п.п. 3-5).

Общий смысл субботы заключается в том, что в этот день мы принимаем действительность такой, какая она есть. В субботу в мире царит атмосфера покоя и отдыха. Нет стиранной одежды – мы пользуемся испачканной. Забыли приготовить пищу – едим то, что есть, или просим помощи у соседей. Забыли включить отопление – надеваем куртки. Забыли включить кондиционер – терпим жару. И хотя порой субботние запреты приводят к некоторому дискомфорту, они освобождают человека от тяжкой обузы постоянно следить за тем, чтобы все было в идеальном порядке. Суббота для нас – прекрасный дар, потому что в этот день человек возносится и получает наслаждение благодаря вере, покою и отдохновению, которыми преисполнена окружающая действительность.

Продолжая эту логическую линию, мудрецы вынесли несколько дополнительных субботних постановлений. Согласно одному из них, в субботу запрещено заниматься лечением: если в этот день человек ощущает недомогание, вызывающее у него чувство дискомфорта, то он может спокойно его перенести – ведь и это является частью субботнего отдыха. Но если недомогание слишком огорчает человека и не дает ему исполнить заповедь субботнего наслаждения, то мудрецы разрешают ему нарушить нестрогие запреты, ими установленные (швут де-швут), чтобы избавиться от чувства дискомфорта. Если же человек всерьез болен, то ради ухода за ним мудрецы разрешают нарушить установленные ими субботние запреты, так как забота о здоровье – это заповедь.


[1]. По мнению большинства ранних законоучителей, если опасность грозит какому-либо органу тела больного человека, то ради ухода за таким больным нельзя нарушать субботние запреты, установленные Торой (так считают Рош, Ран, Рашба, и такой вывод можно сделать на основе слов Рамбама). А некоторые законоучители говорят, что если опасность грозит какому-либо органу, то ради ухода за таким больным разрешено нарушать субботние запреты, установленные Торой (так считают Тосафот, рабейну Там, Агуда, Меири). На практике Шульхан арух (328, 17) постановляет, что в описанном случае нельзя нарушать запреты, установленные Торой. Однако врачи утверждают, что на самом деле почти не бывает так, чтобы опасность, грозящая тому или иному органу человеческого тела, не привела в конце концов к опасности для жизни больного из-за инфекции и тому подобного (см. Нишмат Авраѓам, 328, 49). Возможно, именно это имели в виду ранние законоучители, которые утверждали, что в подобных случаях следует придерживаться менее строгого толкования закона. Нечто подобное этому написано в респонсах Меламед леѓоиль (2, 32), как указывается в «Расширенных объяснениях».

Запись опубликована в рубрике Глава 28 - Законы в отношении человека, больного неопасной болезнью. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *