17. Отношение Торы к совершающим грех мужеложства

Тора называет грех мужеложства «мерзостью» (תועבה, тоэва; см. Ваикра, 18:22). Мудрецы объясняют (в трактате Недарим, 51а): «Грех этот называется так потому, что человек заблуждается (תועה, тоэ), тем самым отдаляясь от Всевышнего». Иными словами, сексуальное влечение предназначено для того, чтобы соединять в святости и радости мужа и жену, а благодаря этому единению рождаются дети, и мир продолжает свое существование. Те же, кто совершает грех мужеложства, обращают это влечение к представителям своего пола, нарушая святость брачного союза и нанося ущерб существованию мира.

Тем не менее, таким людям полагается не более строгое наказание, нежели тем, кто совершает другие тяжкие грехи, например, нарушает субботу. И подобно тому, как к Торе вызывают нарушающих субботу, если они не делают это демонстративно, назло, так следует вызывать к Торе и совершающих этот грех, также при условии, что они не кичатся своим грехом. Это тем более справедливо, так как существует вероятность, что они, чтобы не нарушить запрет Торы, не совершают самого акта, который, согласно закону Торы, и считается грехом мужеложства[20].

Более того, многие из совершающих подобный грех делают это не назло, из дерзости, подобно тем, кто нарушает субботу, а испытывая страдания оттого, что дурное начало вынуждает их к этому. И только Создателю, Властелину неба и земли, сотворившему все души и знающему все мысли, доподлинно известны испытания каждого человека, и лишь Он может судить каждого истинно и милосердно, в соответствии со страданиями, выпавшими на его долю.

Следует подчеркнуть: даже если человек неспособен преодолеть свое влечение и совершает грех мужеложства, он по-прежнему обязан соблюдать все заповеди Торы и должен прилагать все возможные усилия, чтобы исполнять все, что он может. И даже в отношении самого этого греха: за каждый день и за каждый раз, когда ему удается воздержаться от него, он получит свыше великую награду.

Мы же со своей стороны должны беспрекословно принимать заповедь Торы, постановившей, что мужеложство – это тяжкий грех. Поэтому, когда у нас есть такая возможность, мы обязаны попытаться отговорить таких людей от нарушения строжайшего запрета Торы. Вместе с тем, мы должны любить всех евреев, в том числе и тех, кому не удается преодолеть свое дурное начало, и нам следует знать, что каждая исполняемая ими заповедь обладает величайшей ценностью. И если такой человек не кичится своим грехом и не совершает его назло, из дерзости, то наш долг – приближать его к религиозной общине, чтобы он мог укрепиться в Торе и заповедях в меру своих возможностей. И, как известно, сила зла ограниченна, тогда как сила добра не имеет границ. Следовательно, тяжесть грехов имеет границы, а ценность заповедей безгранична.

А если человек, испытывающий очень сильное влечение к представителям своего пола, не нашел женщину, которая согласилась бы выйти за него замуж, и тем не менее, преодолевает свое дурное начало и не грешит, то он из тех людей, о которых Всевышний ежедневно провозглашает, что они – праведники (см. трактат Псахим, 113а). Благодаря тому, что ему удается пожертвовать своим естественным влечение во имя Славы Небес, он раскрывает абсолютную и священную ценность Торы и заповедей и привносит в мир величайшее исправление (как объясняется ниже, в гл. 7, п. 6, в связи с бесплодным мужчиной). И хотя сам он не удостаивается создания семьи, свет его верности Торе озаряет весь мир и приумножает жизнь и мир во всех семьях.


[20]. С точки зрения тяжести греха, которая выражается в строгости наказания, нарушающие субботу приравниваются к совершающим грех мужеложства – и за то, и за другое Тора предусматривает смертную казнь в виде побиения камнями (скила). См. Мишна, трактат Санѓедрин, 7, 4. Кроме того, грех мужеложства называется в Торе «мерзостью» (תועבה, тоэва), что указывает на обращение жизненной силы ко злу, и по той же причине это определение («мерзость») Тора дает и греху идолопоклонства (см. Дварим, 7:26, 13:15, 17:4). Между тем, само определение «мерзость» не требует такого сурового наказания как смертная казнь. Употребление запрещенной пищи Тора тоже называет «мерзостью» (см. там же, 13:3), как и поступок мужчины, который вновь женился на женщине, с которой он развелся, несмотря на то, что после развода с ним она успела выйти замуж за другого мужчину и развестись с ним (см. там же, 24:4). За нарушение обоих этих запретов полагается наказание в виде бичевания плетью (малкот), как объясняет Рамбам в комментарии к трактату Санѓедрин, 19, 4.

Запись опубликована в рубрике Глава 04 - Соблюдение священного Завета. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *